slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Интересуетесь ли вы историей?

Конечно, интересуюсь

Довольно редко

Мне это не интересно

Главная

hornaw

Творческая страница

hornaw

Он Пушкина от крайностей избавил!...


Он Пушкина от крайностей избавил!...



shishkov.jpg

Листал свой «архив» - груду пожелтевших от времени тетрадных листочков в клеточку и наткнулся на давно забытый стих, сочиненный мною в студенческую пору в году этак 1974 или 75, еще до армии.


Смеялся долго Карамзин.
Жуковский был в восторге диком:
-А что? И впрямь бильярд Шишков
Назвал публично «шаротыком»?

Вокруг нелепейших словес
Серьезная началась свара.
Стал «хорошилишем» вдруг франт.
И «гульбищем» брусчатка тротуара.

Он был смешон. Он был нелеп
Блюститель устаревших правил.
Но, в главном, адмирал был прав.
Он Пушкина от крайностей избавил!...


- Что за бред?, - Возмутится прекрасно разбирающийся в смартфонах, но не обремененный знанием истории русской литературы молодой человек, - что за «ШАРОТЫК»? И кто такой этот Шишков? Я Пушкина в школе учил, о Карамзине слышал по телеку, говорят он какую-то историю писал. Жуковский, тоже что-то древнее, но знакомое. А этого не знаю.

- А басни Ивана Андреевича Крылова вы помните? Например эту: «Однажды Лебедь, Рак и Щука…»

- Ага… «тигр, осьминог, улика и гадюка…» Плавали, знаем. Короче: не грузите, да не грузимы будете.

Бог с ним, с молодым человеком. А для неравнодушных, напомню: басня Крылова опубликована 1814 году и посвящена изгнанию армии Наполеона из России. Во всяком случае, такова первая версия персонификации действующих лиц.

В конце 1812 года судьба Великой армии была предрешена, но несогласованные действия русских: армии адмирала Чичагова, обсервационной армии Тормасова и корпуса графа Витгештейна позволили остаткам армии Наполеона переправится через Березину и уйти в Европу. Понятно, что озабоченному более всего защитой Санкт-Петербурга осторожному Витгештейну досталась малопочтенная роль рака. Роль щуки отводилась сухопутному адмиралу Чичагову. А на роль лебедя претендовал Тормасов. Впрочем, хорошо знавшие его современники характеризовали его как человека излишне строго, мелочно придирчивого, вспыльчивого, скупого на награды и, даже, на доброе слово. То есть, личность эта была вовсе «не рвущаяся в облака». В.В.Вяземский, считал его генералом мирного времени. Однако военные и иные достоинства у генерала Тормасова все же были. Неслучайно именно Тормасову было по окончанию войны поручено восстановление сожженной Москвы. С этой задачей генерал блестяще справился. Есть и другая версия: лебедь рак и щука это литераторы начала XIX века. Лебедь - романтичный Жуковский, тянущий в свою сторону (в воду) Карамзин – щука, а вот роль рака здесь достается другому адмиралу - Шишкову.

Александр Семенович Шишков – давно забытый литератор, а вернее теоретик литературы. Его портрет кисти английского живописца Джорджа Доу украшает картинную галерею героев войны 1812 года в Эрмитаже. А в эту галерею не вешали портреты случайных людей.

Вот что о нем пишет Википедия:

Алекса́ндр Семёнович Шишко́в (9(20) марта 1754, Москва — 9(21) апреля 1841, Санкт-Петербург) — русский писатель, военный и государственный деятель, адмирал (1823). Государственный секретарь и министр народного просвещения. Один из ведущих российских идеологов времён Отечественной войны 1812 года, известный консерватор, инициатор издания охранительного цензурного устава 1826 года. Президент литературной Академии Российской, филолог и литературовед….


shishkov_aleksandr_semenovich

Алекса́ндр Семёнович Шишко́в (1754 - 1841)


Оставим в стороне государственную и военную деятельность этого человека и обратимся к литературной стороне его таланта. Увы, увы, литературными достоинствами его произведения не блещут. Ни одной его строчки, достойной упоминания, не сохранилось в обширном наследии русской литературы. Это даже не Тредьяковский. Беллетристика Шишкова не пережила даже XVIII-й век.

Пожалуй, то немногое что можно поставить ему в заслугу, это перевод с немецкого нравоучительной детской книжки И.К. Кемпе «Детская библиотека». Таким образом, Шишков стал одним из родоначальников переводной детской литературы. Не надо морщится при слове переводная. Хороший перевод это очень важно. Вспомните хотя бы «Винни-Пуха» в переводе Заходера. Впрочем, язык шишковского перевода устарел уже в первой четверти XIX века. Но это не помешало книге быть настольной во многих дворянских семьях почти до конца XIX столетия.

Кроме того Шишков переводил на современный ему язык древнерусские и старопольские летописи. В частности им впервые была переведена «Повесть о полку Игоревым». Но и этот перевод в настоящее время забыт.

Еще одна сторона лингвистического таланта Шишкова, примыкающая к его основной профессии. В 70-х – 90-х годах XVIII-го века им составлен трехтомный русско-англо-французский морской словарь. Этот словарь использовался в качестве учебного пособия в Военно-морских училищах Российской империи. Впрочем, эта книга, как и другие его учебники и переводы на военно-морскую тематику, интересны только узкому специалисту.

Но вот общественная, филологическая и литературоведческая деятельность Шишкова достойна более пристального внимания. Добрый и человеколюбивый Александр Семенович (будучи членом Верховного Уголовного Суда над декабристами он едва ли не единственный ходатайствал о смягчении им приговора) придерживался крайне консервативных взглядов.

Надо признать, что этот консерватизм был зачастую оправдан. В дворянской среде России в XVIII –XIX веке царило повсеместное преклонение перед Западом. Русский язык среди дворян вытеснялся сначала немецким и голландским (при Петре I), а затем французским языками. Достаточно вспомнить лицейское прозвище Пушкина – Француз. Светские хлыщи издевались над героем Отечественной войны лихим кавалеристом генералом Уваровым из-за плохого знания им французского языка.
Детей учат гувернанты французы. На балах танцуют иностранные, преимущественно французские танцы. Дворяне носят фраки, сшитые по парижской моде. Примером для подражания дворяне выбирают не отечественных деятелей, а иностранных кумиров. Вспомните, с каким восторгом в первом томе «Войны и мире» говорит о Наполеоне Пьер Безухов (кстати, не Петр, а именно Пьер). А чего стоят две страницы чистого французского текста в самом начале этой же книги – гениальный литературный прием Льва Толстого. Читатель сходу погружается в атмосферу светской среды.

Шишков - русский патриот. Хорошо образованный и прекрасно владеющий иностранными языками, он идет наперекор установившейся моде. Он понимает, что надо создавать новую, отличную от западной, литературу.

С 1807 года Шишков устраивает в своем доме частные собрания литераторов. На заседания кроме известных: литераторов Державина, Крылова и др., приглашают и начинающих авторов. С 1810 года эти собрания становятся публичными. Они получают название: «Беседы любителей русского слова». Шишков становится, выражаясь современным языком, не только продюсером этих собраний, но и главным сценаристом и режиссером. Главная цель «Бесед» - укрепление русского патриотического чувства. Выдержки заседаний «Беседы» публикуют в виде журнала.

В 1811 году в «Беседе» было прочитано «Рассуждение о любви к отечеству» Шишкова, в которой утверждалось:

«Воспитание должно быть отечественное, а не чужеземное. Учёный чужестранец может преподать нам, когда нужно, некоторые знания свои в науках, но не может вложить в душу нашу огня народной гордости, огня любви к отечеству, точно так же, как я не могу вложить в него чувствований моих к моей матери… Народное воспитание есть весьма важное дело, требующее великой прозорливости и предусмотрения. Оно не действует в настоящее время, но приготовляет счастие или несчастие предбудущих времен, и призывает на главу нашу или благословение, или клятву потомков..»

Вот так. Не больше, но не меньше. Не разделяя взглядов адмирала, я готов подписаться под каждым словом.

«Шишкова, в первую очередь, волновал язык литературы, философии и, естественно, обучения; язык как средство воспитания и поддержания любви к Родине, уважения к собственной истории и культуре; язык как средство выражения мировоззрения, влияния на сознание его носителя.» - замечает современный литературовед М.В. Захарова.

Интересны лингвистические изыскания Шишкова. Он считал, вопреки современникам, что не русский язык произошел от западных наречий, а напротив западные языки произошли от русского, а точнее от некого словенского наречия. Он полагал, что это наречие - церковнославянский язык, то есть язык книг Ветхого и Нового Заветов. Он предлагал считать нормой литературного языка именно церковно-славянский. В рукописях ходила его книга «Славяноруский корнеслов», которая вызвала волну критики со стороны молодого поколения литераторов, в частности Карамзина, Жуковского, Василия Львовича Пушкина (дяди поэта). Противники Шишкова объединились в литературное общество «Арзамас».

Шишков в пылу полемики предложил отказаться от ВСЕХ (!) иностранных слов и заменить их русскими. Но думаю, что это был всего лишь неудачный риторический прием. Он прекрасно понимал, что без заимствования иностранных слов не обойтись, он просто предлагал жестко ограничить эти заимствования. Более того взамен иностранных слов он, в отличие от оппонентов, предлагал широко использовать народную речь. То есть предлагал сблизить литературный и разговорный языки.

Консерватизм Шишкова сыграл с ним злую шутку. Он стал объектом насмешек. Именно тогда его противники, а не сам Шишков, пустили в оборот словечки-уродцы: позорище – театр; ристалище – манеж и упоминавшиеся в стихотворении: хорошилище, гульбще, шаротык.

Я уже говорил о том, что во время следствия и суда над декабристами Александр Семенович Шишков придерживался особой позиции. Он был противником казни декабристов и полагал, что для спокойствия в державе, прежде всего, необходимо оградить молодое поколение от влияния масонства. Для этого в 1826 по его инициативе был создан Цензурный устав, резко ограничивший пропаганду масонских идей. Впрочем, борьба с масонством велась в России еще со времен Екатерины II. Любопытен факт что, будучи активным участником антифранцузской, а точнее антиреволюционной коалиции Екатерина была противницей отправки русских войск в Европу. И на предложение австрийского посланника она ответила крылатой фразой: «Пушками, сударь, с идеями не воюют!»

И, правда. При запрете масонства в России, уголовным преследованиям русские масоны, как правило, не подвергались Пресловутые гонения Екатерины на «просветителя» масона Новикова связанны с прямой изменой Родине последнего. Тот вздумал во время русско-шведской войны(!) собирать средства для помощи шведской(!) масонской ложе. Представьте себе главного редактора, скажем газеты «ИЗВЕСТИЯ», во время Великой Отечественной войны собирающего помощь для гитлерюгенда или люфтваффе.

Но вернемся к литературной дискуссии тех лет. В жарких спорах рождалась великая русская литература. Перевес, впрочем, был на стороне противников адмирала. Даже племянник Шишкова, его тезка Александр Ардалионович Шишков стал членом «Арзамаса». Его перу принадлежит хлесткая эпиграмма: «Свобод хотели вы? Свободы вам даны – из узких сделаны широкие штаны!»

Гений Александра Сергеевича Пушкина подвел итог жарким спорам. Он взял лучшее у Карамзина и Жуковского и соединил их патриотичностью и народностью Шишкова.

В наше непростое время я вспоминаю продолжение своего стиха, которое я дописал уже в начале 90-х:


Час перемен. Всем нелегко.
Трещат и рушатся основы.
С надеждой тайной вдаль гляжу:
Где вы, нелепые Шишковы?


Автор: NikSpika 17-04-2016 23:58:31