slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Интересуетесь ли вы историей?

Конечно, интересуюсь

Довольно редко

Мне это не интересно

Главная

hornaw

Страницы истории

hornaw

Воин и философ. Два имени.


Воин и философ. Два имени.


Часть 1


Все в мире покроется пылью забвенья.
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья.
Лишь дело героя да речь мудреца.
Проходят столетья, не зная конца.

Фирдоуси



senat.jpg

Имена этих двух совершенно разных людей звучат так похоже. Они носят одинаковые прозвища, данные им еще их современниками. Оба отличались мужеством и неподкупной честностью. Они до последнего своего дыхания защищали то, что им было всего дороже на свете – свою ЦИВИЛИЗАЦИЮ. Один с мечем в руках, а другой с пером. Воин и философ. Оба пали жертвами политических интриг. Последние из римлян. Аэций и Боэций.

Поговорим сначала о воине.


Дракон. Вы знаете, в какой день я появился на свет?

Ланцелот. В несчастный.

Дракон. В день страшной битвы. В тот день сам Аттила потерпел поражение,
- вам понятно, сколько воинов надо было уложить для этого?
Земля пропиталась кровью. Листья на деревьях к полуночи стали коричневыми.
К рассвету огромные черные грибы - они называются гробовики
- выросли под деревьями. А вслед за ними из-под земли выполз я.
Я - сын войны. Война - это я.
Кровь мертвых гуннов течет в моих жилах, - это холодная кровь.
В бою я холоден, спокоен и точен…

Е.Шварц «Дракон»


Если спросить первого встречного слышал ли он об Аттиле, то ответ, скорее всего, будет положительный. А вот второй вопрос: Как звали человека, сумевшего разбить гуннов, в 90% случаев приведет вашего собеседника в замешательство. А ведь такой полководец существовал. Готский историк Иордан писал о нем: «Выносливый в воинских трудах, особенно [удачно] родился он для Римской империи». Звали его Флавий Аэций. Он родился в провинциальном городке Дуросторе (современный болгарский город Силистра) примерно в 392 или даже 395 году. Родители его были из знатных родов и поэтому смогли пристроить сына на теплое местечко возле самого императора Гонория. Практика записи детей в гвардейские полки вовсе не русское изобретение, и юный Аэций стал «телохранителем» императора. Впрочем, за несколько лет гвардейской службы он возмужал и научился крепко держать меч. Однако в 408 году вождь вестготов Аларих (то самый, который через 2 года захватит Рим), возмущенный убийством римского полководца Стилихона, гота по происхождению, потребовал от Гонория денежного выкупа-виры за его смерть, а так же обмена заложниками. Попал в заложники и Аэций. Пришлось впоследствии ему побывать заложником и у гуннов.


aeciy

Практика взятия заложников в те годы и вплоть до конца 19 века не имела ничего общего с современной бандитской. И заложник Аэций в плену вовсе не бедствовал и, уж тем более не подвергался пыткам. Аэций завязал нужные знакомства как среди готов, так и среди гуннов. Он даже весьма удачно женился на дочери знатного гота Карпилиона.

Григорий Турский так охарактеризовал внешность и характер Аэция: «Он был среднего роста, крепок, хорошего сложения, то есть не хилый и не тучный; бодрый, полный сил, стремительный всадник, искусный стрелок из лука, неутомимый в метании копья, весьма способный воин и прославлен в искусстве заключать мир. В нём не было ни капли жадности, ни малейшей алчности, от природы был добрым, не позволял дурным советчикам уводить себя от намеченного решения; терпеливо сносил обиды, был трудолюбив, не боялся опасностей и очень легко переносил голод, жажду и бессонные ночи».

Позднее в 423 году, после смерти императора Гонория, Аэций становится смотрителем дворца нового хозяина Западной Римской империи Иоанна (бывшего начальника имперской канцелярии). В Восточной Римской империи не признали захват власти Иоанном. У императора Византии Феодосия был свой кандидат на место императора Западной империи – его 7-ми летний племянник Валентиниан. В 424 году войска византийцев вторглись в пределы империи. Иоанн послал Аэция с грузом золота за помощью к гуннам.

План военной кампании был прост и гарантировал победу. Иоанн с своим войском сдерживает противника, а Аэций с войском гуннов наносит удар в тыл захватчикам. Но Иоанн ввязался в роковое для себя сражение, был разбит и казнен всего за 3 дня до прихода помощи. Аэций успел сразится с византийцами и только потом узнал о казни Иоанна. Продолжение военной кампании означало кровопролитную войну, которой непременно воспользовались бы варвары: как гунны, так и готы. Конечно, у Аэция были все шансы разбить византийцев и провозгласить себя императором. Но вот удержать власть шансов не было. Становится же марионеткой гуннов у него, человека римской культуры, не было ни малейшего желания. Аэций принимает весьма непростое для себя решение о присяге новому императору.

От имени Валентиниана Западной Римской империей правит его мать Плацидия. Она, конечно, не доверяет бывшему врагу и отсылает его в самое пекло – командующим в Галлию. Попутно его фактически лишают поддержки гуннов. Их, жаждущих битвы и военных трофеев, не пускают на войну в Галлию, а с богатыми дарами отправляют восвояси.

Расчет Плацидии был прост. В Галлии новый командующий неизвестен. Без поддержки армии Аэций никто. Вынужденный вступить в войну с вестготами и франками он непременно сломает себе голову. А если он будет осторожничать и избегать открытого сражения, то его легко можно будет снять с должности и казнить, как не оправдавшего доверие.

Однако воинский талант Аэция поломал все хитроумные планы регентши. Сначала он отбросил вестготов, осаждавших Арепад. Затем разгромил франков и вернул империи часть земель, захваченных ими еще 20 лет назад. Потом последовали громкие победы над племенами ютунгов и нориков. В 429 году Аэций получил высший военный титул magister militum (главнокомандующего войсками).

Аэций вовсе не был «белым и пушистым» идеалом и образцом толерантности. Нет, это был жесткий прагматик, человек своего времени. Словом типичный римский солдат, вскормленный войной. Он не постеснялся, к примеру, казнить своего предшественника на посту главнокомандующего, обвинив того в измене. Насколько было справедливо это обвинение сказать трудно. Но тем самым Аэций воспользовался циничным принципом Ницше еще за 1450 лет до того, как он был сформулирован: «Упавшего – добей».

Нам легко судить этого противоречивого человека с позиций людей 21 века, но у него была идея, которая с его точки зрения оправдывала все – идея целостности римского государства. Причем к верховной власти он вовсе не стремился. Иначе трудно объяснить, почему он, обладая самой мощной силой государства – армией, которая боготворила своего начальника, тридцать лет позволял номинально править страной, такому ничтожеству как император Валентиниан.

Для Плацидии, которая фактически была узурпаторшей, растущая популярность Аэция была костью в горле, и она не оставляла попыток уничтожить полководца. Не погнушалась она даже развязыванием гражданской войны. Для реализации замысла по устранению неудобного полководца был призван другой полководец - Бонифаций, который к тому времени проср…, простите, профукал вандалам целую провинцию - Африку. Не стоит преуменьшать значимость этой потери. Провинция Африка включала в себя современный Тунис и северо-западную Ливию. На месте песков Сахары тогда были пашни. И Африка, кстати, в то время давала Риму больше половины всего хлеба империи.

Аэций не ожидал нападения, был разбит Бонифацием в сражении и был вынужден бежать. Однако уже через год, при поддержке гуннов, он сумел вернуть себе пост главнокомандующего. Казалось бы, должен последовать логичный шаг – захват верховной власти и провозглашение себя императором. Но Аэций остается верен однажды данной присяге. Присяге не Валетиниану, а присяге Римской империи. Он остается идеалистом. Он пользуется помощью варваров, но не собирается отдавать им империю.

Однако положение государства постоянно ухудшается. Варвары наседают со всех сторон. Потеряна Нумидия. Захвачен Карфаген. В бывшей провинции Африка вандалы основывают свое государство. На западе Галлии крепнет королевство вестготов Аквитания. В центральной Галлии вспыхнуло восстание рабов. На империю совершают постоянные набеги бургунды.

Сил для войны на всех фронтах недостаточно. И Аэций сосредотачивает свои силы на защите европейской части империи. Где своими силами, а где с помощью союзников он добивается относительного спокойствия на границах и внутри европейской части империи. Но примерно 445 году на Западную Римскую империю обрушивается новая напасть – «Бич Божий» Аттила.

До этого времени гунны были союзниками римлян. Они беспокоили их соседей византийцев, помогали разобраться с бургундами, держали германские племена в страхе, ослабляя тем самым давление их на Рим. Но в 445 году Аттила убивает своего брата-соправителя Бленду и начинает завоевательные походы. Ему мало захваченных земель. Он хочет большего. Его цель вся Европа.

Сил для борьбы с гуннами нет, точнее их очень мало. Нужно договориться о союзе с бывшими врагами вестготами. Нужно собрать и вооружить свое войско. Нужно время. Аэций начинает дипломатическую игру с врагом. Он уступает Аттиле часть земель в Паноннии, посылает ему в качестве секретаря и советника ученого Констанция, и наконец, отправляет гуннам в заложники своего родного сына. Это дает фору в несколько лет.

Но 451 году Аттила с союзниками: остготами, аланами, гепидами, ругами, скирами, герулами и тюрингами все-таки вторгается в Галлию. К этому времени Аэций успел заключить союзный договор с своим бывшим врагом королем вестготов Теодорихом и с вождями нескольких других германских племен. Состоялась самая грандиозная битва времен конца Античности - раннего Средневековья – Битва на Каталаунских полях. Эта битва закончилась победой союзников Рима. Аттила был вынужден отступить и вернуться обратно. Но даже эту победу недруги Аэция поставили ему в вину. Он, дескать, должен был преследовать не уступавшие ему численностью войска противника и добить его. Была сочинена сказочка о том, что Аттила сломленный поражением собирался совершить ритуальное самоубийство, точно самурай, живший тысячелетием позже. Было и другое предположение, более правдоподобное: Аэций, не желавший усиления вестготов, решил оставить им в качестве противовеса разбитого, но все еще сильного Аттилу.

Мне кажется, что причина была более прозаическая. Для преследования врага просто не хватило сил.

Через год Аттила снова вторгается в империю на этот раз уже в саму Италию. Силы гуннов превосходили армию Аэция. И снова слышны упреки в адрес главнокомандующего: гуннов надо было бить еще в Альпах, а не пускать их до реки По. Более того, секретарь папы римского Проспер обвиняет Аэция в намерении бежать из Италии. Воистину прав великий поэт и, кстати, министр финансов царицы Тамары Шота Руставели: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Ждать помощи от вестготов некогда. Теодорих пал в битве на Каталаунских полях, а его преемник Торисмунд не слишком спешит на помощь. Одно дело, когда враг вторгается на твою землю и совсем другое, когда война за тридевять земель. За помощью послали к византийцам.

Армия Аттилы подходит к Риму и рождается новая сказочка. Папа Лев, дескать, усовестил завоевателя и тот не стал грабить город, ограничившись выкупом. Я повторяю вслед за Станиславским: НЕ ВЕРЮ! Скорее всего, вождь гуннов реально оценивал оперативную обстановку. Времени на долговременную осаду у Аттилы не было. Со дня на день должны были появиться войска Аэция с юга и войска византийцев с северо-востока. Врагов желательно бить поодиночке. А начав осаду Рима, можно было упустить время и дать противнику возможность для объединения. Неизвестно как развивались бы события, но гуннов покинуть Италию вынудила начавшаяся в их войске эпидемия чумы или массовый падеж лошадей, источники в данном случае противоречат друг-другу.

Третьего нашествия гуннов не последовало. Аттила умер. По преданию он был убит во время первой брачной ночи, насильно взятой им в жены принцессой бургундов. Валениниан, ненавидевший Аэция, решил, что нужда в полководце отпала. К тому же Аэций впервые проявил интерес к верховной власти. Он добился помолвки дочери Валентиана с своим сыном. Становиться дедом нового императора, в жилах которого будет течь кровь ненавистного полководца, Валентиниан не желал. Во время приема во дворце 21 сентября 454 года он вместе с своим доверенным евнухом Ираклием напал на безоружного Аэция и убил его мечем.

После того, как Валентиниан с помощью Ираклия зарубил Аэция, он спросил у одного из придворных: «Не правда ли, смерть Аэция прекрасно исполнена?» Тот ответил: «Прекрасно или нет, я не знаю. Но я знаю, что вы левой рукой отрубили себе правую.»

Так погиб последний римский полководец, последний римлянин Флавий Аэций. Возмездие за смерть Аэция последовала уже в следующем - 455 году. В этот год племя вандалов повторило «подвиг» Алариха и ограбило Рим, который некому было защищать. Родился термин «вандализм», который впрочем, ничего общего с грабежом Рима не имел, а первоначально относился к разорению вандалами-арианами католических (или кафолических-православных до раскола церкви еще 600 лет!) церквей. Впрочем, приверженцы папы римского и патриарха Константинопольского платили им тем же. Обе религиозные конфессии: ариане и католики-кафолики крайне нетерпимо носились к друг-другу. Это привело к исчезновению арианства. Ариан просто вырезали. Впрочем, это совсем другая история.

Закончить рассказ о последнем римляне-полководце Аэции я хочу тем же с чего его начал - цитатой из пьесы Евгения Шварца: «Три раза я был ранен смертельно, и как раз теми, кого насильно спасал.»


Окончание следует…



Автор: Виктор Колосов 10-03-2016 23:00:09