slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Как вы оцениваете состояние Вашего здоровья?

Я здоров!

Так себе...

Какое там здоровье...

Другое

Главная

hornaw

Страницы истории

hornaw

«МАЛЮТА СКУРАТОВ» ЦАРЯ ИОСИФА ГРОЗНОГО (часть 37)


«МАЛЮТА СКУРАТОВ» ЦАРЯ ИОСИФА ГРОЗНОГО (часть 37)



beria_37.jpg

ЗАВЕЩАНИЕ СТАЛИНА.

И, что Сталин не видел к чему идет дело? Видел и все прекрасно понимал. Политики такого уровня не бывают глупцами. Он последовательно готовил себе «запасный аэродром». Эта подготовка заключалась в решении сразу нескольких задач.

Для того, что бы развязать себе руки во внутренней борьбе Сталин пытался решить внешнеполитические проблемы страны. К примеру, он попытался найти компромисс с главой ФРГ Конрадом Аденауэром. Но попытка договорится об объединении Германии, провалилась по вине западно-германской стороны. Русофоба Аденауэра устраивала роль сателлита Америки. Убирать американские базы со своей территории, на чем настаивал Сталин, он не хотел.

Но главным делом последних дней жизни Иосифа Виссарионовича была попытка лишить партию монополии на власть. Точнее попытка ввести политическую жизнь страны в рамки, предусмотренные Конституцией 1936 года. Эта многократно охаянная либералами всех мастей сталинская конституция, на самом деле была и остается на деле самой демократической конституцией России в истории. Возможно, это была самая демократическая конституция и во всей истории человечества, не по букве, а по духу.

После 13-ти летнего перерыва в октябре 1952 года в Москве проходит XIX съезд партии. Этот съезд венчает конец славной эпохи. Времени, когда слова мало расходились с делом. Времени, когда элиту заставляли думать не только о себе, но и народе. Времени, когда, несмотря на все трудности, у страны и у ее народа была не просто уверенность в лучшем будущем, а был виден путь, по которому в это будущее надо идти. Позже, наступит эпоха великой брехни. Позже будет ХХ-й хрущевский съезд и «разоблачение» культа Сталина. А еще позже все съезды будут как под копирку, а точнее как копии, вышедшие из одного ксерокса. Но это совсем другая история и совсем другая эпоха.

Открыл съезд Молотов. Обычное вступительное слово одного из старейших членов партии.

Отчетный доклад читает Маленков. Ничего, казалось бы, неожиданного. Лидер партии поручил своему первому заму прочесть доклад вместо себя.

Далее обычные процедурные вопросы: доклад Центральной ревизионной комиссии ВКП (б) ( П. Г. Москатов) и директивы XIX съезда партии по пятому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1951—1955 годы (М.З.Сабуров).

Но, вот и первый звоночек. Предлагается изменить устав и название партии. И в дело вступает человек, чье место в партийном Олимпе не столь очевидно – Хрущев. Именно он читает проект нового устава. Именно он впоследствии определит окончательную победу партийных бюрократов.

На съезде выступает и Берия. Его доклад посвящен теме создания атомного щита страны. О паритете с Западом говорить еще рано, но разрыв в атомном оружии постоянно сокращается.

Сталин не проявляет себя до последнего дня съезда. Он участвует в голосовании и в прениях, но его роль - роль настороженного наблюдателя.

И вот главное событие съезда - Сталин, неожиданно для всех, просит освободить его от должности Генерального секретаря партии.

Шаг не ординарный, но имевший аналог в русской истории. Именно так поступил Иван Грозный, убедившийся, что обычными методами тогдашнюю элиту – бояр работать не заставишь.

Цитирую Википедию:

«…3 декабря 1564 года Иван Грозный с семьёй внезапно выехал из столицы на богомолье. С собой царь взял казну, личную библиотеку, иконы и символы власти. Посетив село Коломенское, он не стал возвращаться в Москву и, проскитавшись несколько недель, остановился в Александровской слободе.
3 января 1565 года он объявил о своём отречении от престола в пользу старшего сына юного царевича Ивана Ивановича, по причине «гнева» на бояр, церковных, воеводских и приказных людей. После прочтения послания царя в Москве резко накалилась антибоярская обстановка — в Кремль пришли тысячи москвичей, разъярённых названными в послании изменами бояр, и Боярской Думе ничего не оставалось, как просить Ивана возвратиться на царство.»

Затем, как известно, последовала опричнина и чистка элиты.

Но новые бояре хорошо помнили уроки истории. Съезд отказывается принимать отставку Сталина. Вот почти дословное воспоминание делегата съезда писателя Константина Симонова.

«… Далее наступил просто ужас: Сталин сказал, что он очень стар и не может исполнять все свои обязанности; он может работать председателем Совета министров и вести заседания Политбюро, но уже не в состоянии быть генеральным секретарем и вести заседания Секретариата ЦК.»
Симонов в этот миг увидел на лице Маленкова настоящий страх, ибо тот осознал, что Сталин прощупывает своих соратников. Маленков сделал протестующий жест. Свердловский зал Кремля загудел: «Не отпустим! Просим остаться!»»

Сталин понимает, что он проиграл.

Желающие могут легко найти последнюю публичную речь Иосифа Виссарионовича в ютубе. Это его политическое завещание.

Но главным сталинским заветом является вышедшая тогда же, в конце 1952, его книга «Экономические проблемы социализма в СССР».

Первоначально, это были заметки к новому учебнику политэкономии, готовившемуся в 1951–1952 годах под руководством таких видных экономистов как Л. Леонтьев, К. Островитянов, П. Юдин, Д. Шепилов. По замечанию Леонтьева Сталин проявил не только глубокое знание марксистской теории, но и нечто большее: «Общение со Сталиным на эти темы оставляло ощущение, что имеешь дело с человеком, который владеет темой лучше тебя». Сталин разрешил использовать эти заметки авторам учебника в лекциях, но без указания источника. Но затем, понимая актуальность своего труда, решил опубликовать их отдельной книгой.

Сталин предлагает критически подходить к устаревшим экономическим догмам марксисткой теории: «Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из «Капитала» Маркса, где Маркс занимался анализом капитализма, и искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как «необходимый» и «прибавочный» труд, «необходимый» и «прибавочный» продукт, «необходимое» и «прибавочное» рабочее время.
…Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению. Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие.»

Работа Сталина далеко не бесспорна, но заставляет думать, искать новые решения, строить новые экономические принципы и отношения. По-сути дела Иосиф Виссарионович своей работой предвосхищает современный китайский путь развития экономики, однако, свободный от его недостатков. Легко представить к чему привел бы этот путь, учитывая тогдашний политический вес Советского Союза.

Но, увы, большинство в тогдашнем партийном руководстве составляли догматики, которым было проще не думать, а цитировать «классиков марксизма-ленинизма». Эта лебединая песня вождя осталась не услышанной и не оцененной. Сразу после смерти Сталина на эту книгу обрушился вал критики (с мертвым спорить безопасно). Первым еще в июле 1953 отметился Маленков: «Или взять известное предложение т. Сталина о продуктообмене,
 выдвинутое в работе «Экономические проблемы социализма
 в СССР». Уже теперь видно, что это
 положение выдвинуто без достаточного анализа и экономического
 обоснования. Оно — это положение
 о продуктообмене, если его не поправить, может стать препятствием на пути решения важнейшей
 еще на многие годы задачи всемерного развития товарооборота.»

Не отстал от Григория Максимильяновича и Анастас Микоян, тот самый «от Ильича до Ильича, без инфаркта и паралича». Микоян обвинил Сталина в утопизме и в попытке заменить товарно-денежные отношения натуральным обменом, хотя об этом в книге не было ни слова. Тесно связанный еще со времен Ленина с западными финансовыми кругами главный коммерсант СССР Анастас Ованесович вовсе не был заинтересован в смене экономической модели Союза.

Позднее Хрущев и вовсе поставил все книги Сталина под негласный запрет.

Сталина не оставляют мысли о судьбе страны. Он перетасовывает колоду старых функционеров (искать новых некогда), пытаясь создать работоспособный триумвират. Выбор не слишком велик: Булганин, Маленков, Берия; или: Маленков, Берия, Хрущев. Как видим, Маленков и Берия присутствуют при всех раскладах.

Единственный новый человек, введенный в политическую элиту страны это П. К. Пономаренко, бывший первый секретарь Компартии Белоруссии и бывший начальник Центрального штаба партизанского движения.

В Секретариат ЦК КПСС, кроме Пономаренко, вошли А. Б. Аристов, Л. И. Брежнев, Г. М. Маленков, Н. А. Михайлов, Н. М. Пегов, И. В. Сталин, М. А. Суслов, Н. С. Хрущев.

В сформированное по предложению Сталина Бюро Президиума ЦК КПСС вошли: Берия, Булганин, Ворошилов, Каганович, Маленков, Первухин, Сабуров, Сталин, Хрущев.

Формально Сталин остается генеральным секретарем, но было принято решение в случае его отсутствия председательствовать на заседаниях Секретариата надлежит поочередно Маленкову, Пегову, Суслову; на заседаниях Бюро Президиума вдобавок к ним — и Булганину; на заседаниях Бюро Президиума Совета министров СССР и Президиума Совета министров — Берии, Первухину, Сабурову.

После дня своего рождения 21 декабря 1952 года Сталин крайне редко появляется в Москве. Он, в основном, днюет и ночует на Ближней даче.

На последнем приеме в кремлевском кабинете Сталина в декабре 1952 присутствовали Берия, Булганин и Маленков.

В конце февраля 1953 года Сталин вернул в Москву опального маршала Жукова. Сын Берии Серго Лаврентьевич считал, что сделано это было при участии Лаврентия Павловича. Не могу с этим согласиться.

Во-первых, Берия и Жуков крепко недолюбливали друг-друга.

Во-вторых, в начале 50-х другом Жукова был именно Хрущев. Замечу, что только позиция Жукова, впоследствии помогла Хрущеву удержать власть во время политического кризиса 1957. Жуков утихомирил Молотова с компанией одной фразой: «Армия этого не поймет». Хрущев же в благодарность вскоре отправил Жукова уже в окончательную отставку.

В-третьих, Жуков сыграл важную роль в падении Берии. По некоторым мифам именно он давал приказ на его арест. Почему это мифы попробуем разобраться позже.

Поэтому мое мнение таково: есть вероятность того, что Берия действительно способствовал возвращению Жукова в Москву. Но! Сделано это было с подачи все того же Хрущева.

Кроме того меня настораживает время вызова Жукова - за неделю до смерти вождя. Получается, что человек, пробивший этот вызов, заранее знал, что Сталин не жилец. И наконец - А вызывал ли Сталин Жукова?



Продолжение следует…



смотрите часть 1

смотрите часть 2

смотрите часть 3

смотрите часть 4

смотрите часть 5

смотрите часть 6

смотрите часть 7

смотрите часть 8

смотрите часть 9

смотрите часть 10

смотрите часть 11

смотрите часть 12

смотрите часть 13

смотрите часть 14

смотрите часть 15

смотрите часть 16

смотрите часть 17

смотрите часть 18

смотрите часть 19

смотрите часть 20

смотрите часть 21

смотрите часть 22

смотрите часть 23

смотрите часть 24

смотрите часть 25

смотрите часть 26

смотрите часть 27

смотрите часть 28

смотрите часть 29

смотрите часть 30

смотрите часть 31

смотрите часть 32

смотрите часть 33

смотрите часть 34

смотрите часть 35

смотрите часть 36



Автор: NikSpika 15-07-2017 22:53:18