slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Как вы оцениваете состояние Вашего здоровья?

Я здоров!

Так себе...

Какое там здоровье...

Другое

Главная

hornaw

Страницы истории

hornaw

«МАЛЮТА СКУРАТОВ» ЦАРЯ ИОСИФА ГРОЗНОГО (часть 29)


«МАЛЮТА СКУРАТОВ» ЦАРЯ ИОСИФА ГРОЗНОГО (часть 29)



beria_29.jpg

ЛЕНИНГРАДСКОЕ ДЕЛО

Началось все с анонимки, направленной в ЦК в январе 1949 года. Некто неизвестный сообщал, что на состоявшейся 25 декабря в Ленинграде объединенной областной и городской партийной конференции были сфальсифицированы результаты голосования. Нас сейчас не удивляют подобные случаи, но тогда это было поводом для серьезной проверки. Называлось это нарушением партийных норм, и ЦК на подобные вещи реагировал оперативно и жестко.
Справедливости ради стоит заметить, что позднее в фальсификации результатов выборов на XVII съезде ВКП(б) Хрущев заочно обвинит Сталина. Прямых доказательств фальсификации приведено не было, но тот факт, что больше половины делегатов съезда не пережило репрессий 1937 года, настораживает.

Как бы там ни было, но была проведена проверка, которая подтвердила достоверность информации. Как оказалось, местные партийные чиновники Попков, Капустин и Кузнецов действительно подтасовали партийные протоколы по избранию на ответственные должности. 23 бюллетеня с голосами «против» были заменены на положительные для городского и областного руководства.

К сожалению, для «ленинградцев» это было только начало. Были приведены факты разбазаривания народного добра.

С 10 по 20 января 1949 в Ленинграде проведена была Всероссийская оптовая ярмарка. Дело в общем нужное и полезное, но дело в том, что согласно первоначальному плану, одобренному председателем Госплана СССР «ленинградцем» Вознесенским, планировалось:

а) реализовать остатки товаров народного потребления на сумму 5 млд. рублей, скопившихся на складах Минторга СССР;
б) эти ярмарки должны были пройти в целом ряде городов РСФСР.

Однако партийные чиновники Попков и Лазутин решили все иначе. Во-первых, ярмарку организовали только для ленинградцев. Во-вторых, были привлечены торговые организации других союзных республик, что являлось грубейшим превышением полномочий областного и городского руководства. И в-третьих, Кузнецов, Родионов и Попков не только не получили от ЦК и Политбюро разрешение на проведение подобной ярмарки, но даже не поставили их в известность. Был создан прецедент появления левых каналов распределения товаров в обход существующей централизованной системы. Часть товаров бесконтрольно отправились в другие республики, что увеличило расходы на их транспортировку. Часть исчезла в неизвестном направлении. Часть просто была испорчена. Ущерб от порчи товара составил 4 млрд. рублей. И это происходило в условиях, когда страна едва оправилась от войны и последствий недорода 1947 года.

Возможно, если бы был жив Жданов, скандала бы удалось избежать, возможно, он бы просто не допустил подобного развития событий, но…

Реакция центра, повторюсь, была быстрой и жесткой. Секретаря Ленинградского обкома партии Кузнецова освободили от должности уже 28 января.15 февраля Политбюро приняло Постановление, в котором квалифицировало произошедшее, как противогосударственные действия группы лиц, которые способны привести «…к отрыву Ленинградской организации от партии, от ЦК ВКП (б)».

Вот так – не больше и не меньше!

«Москвичи» сразу воспользовались сложившейся ситуацией. 22 февраля на объединенном пленуме Ленинградского обкома и горкомов партии выступил Маленков. Речь была резкая и горячая. Одним из тезисов его выступления был тезис о том, что обком превратился в опорный пункт борьбы с Центральным Комитетом партии и культивирует сепаратистские настроения. Короче это все напоминало борьбу с левыми и правыми уклонами в партии конца 20-х, начала 30-х годов.

Но это было еще не все. Второго секретаря Ленинградского горкома Капустина обвинили в шпионаже в пользу Англии. Еще 1935 году, находясь в служебной командировке, он попал в «медовую ловушку» и вступил в связь с англичанкой-переводчицей. Дальше все следовало по канонам шпионского боевика: шантаж и согласие работать на Интележент Сервис. Тут уже к делу подключился Виктор Абакумов. В донесении от 1 августа 1949 года он пишет Сталину: « ...есть веские основания считать Капустина агентом Британской разведки...». Какими методами действовал Виктор Семенович доподлинно не известно, подозреваю, что теми самыми, что и давно покойный к тому времени Ежов. Но уже через 3 дня Капустин «признался» в том, что в Ленинграде сложилась антисоветская группа. Во главе ее якобы стоял член Политбюро ЦК ВКП(б), заместитель Председателя Совета Министров СССР Вознесенский. Активными членами были секретарь ЦК ВКП(б) Кузнецов, председатель Совета Министров РСФСР Родионов и первый секретарем Ленинградского обкома и горкома партии Попковым. Кроме того, в эту группу входили второй секретарь Ленинградского обкома и горкома партии Турко, председатель Ленгорисполкома Лазутин, заведующая орготделом Ленинградского обкома партии Закржевская. Короче, полный список включал 75 человек!

13 августа 1949 в кабинете Маленкова был арестован один из главных фигурантов дела Кузнецов. Затем добрались и до Вознесенского и при проверке Госплана, кроме всего прочего, обнаружили недостачу …236 (!) секретных и совершенно секретных документов. «Шпионский след» казалось бы, получил свое подтверждение. Когда Вознесенскому задали вопрос, почему он, обязанный контролировать сохранность секретной документации, не привлекал виновных в утрате к уголовной ответственности, а ограничивался устными взысканиями, он отвечал: «…Тогда мне казалось, что поскольку нет данных, что документы использованы для разглашения государственной тайны и что о фактах недостачи документов, как мне говорил Купцов, он сообщает в Министерство Госбезопасности, я думал, что можно поверить объяснениям виновных и ограничиться административными взысканиями.»

Объяснение по крайней мере странное. Особенно из уст государственного деятеля и видного ученого-экономиста, каким был Вознесенский.

Расследование держал под своим контролем лично Маленков. 29-30 сентября 1949 года состоялся суд Военной Коллегии Верховного Суда СССР. Суд приговорил 6 главных фигурантов дела к высшей мере наказания. Любопытно, что для вынесения столь сурового приговора была задним числом отмена статья закона 1947 года исключающая расстрел из списка наказаний за особо тяжкие преступления.




Продолжение следует…



смотрите часть 1

смотрите часть 2

смотрите часть 3

смотрите часть 4

смотрите часть 5

смотрите часть 6

смотрите часть 7

смотрите часть 8

смотрите часть 9

смотрите часть 10

смотрите часть 11

смотрите часть 12

смотрите часть 13

смотрите часть 14

смотрите часть 15

смотрите часть 16

смотрите часть 17

смотрите часть 18

смотрите часть 19

смотрите часть 20

смотрите часть 21

смотрите часть 22

смотрите часть 23

смотрите часть 24

смотрите часть 25

смотрите часть 26

смотрите часть 27

смотрите часть 28



Автор: NikSpika 29-05-2017 13:58:44