slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Интересуетесь ли вы историей?

Конечно, интересуюсь

Довольно редко

Мне это не интересно

Главная

hornaw

Страницы истории

hornaw

Ох, уж эти авторитеты


Ох, уж эти авторитеты


Знаете ли вы, что квантовая теория Макса Планка могла бы носить другое, русское имя?


Golicin_BB.jpg

БОРИС БОРИСОВИЧ ГОЛИЦЫН
(1862 -1916)
русский физик, один из основателей сейсмологии и сейсмометрии


Весною 1893г. 31-летний приват-доцент Московского университета представил физико-математическому факультету диссертацию на соискание учёной степени магистра физики. Работа называлась «Исследования по математической физике» и состояла из двух независимых частей:
1) Общие свойства диэлектриков с точки зрения механической теории теплоты
2) О лучистой энергии.

Диссертация молодого ученого была яркой, задорной и, увы, не без спорных с точки зрения тогдашней физики моментов. Но научная полемика, в общем-то, не является недостатком подобных трудов. Напротив, она подчеркивает умение ученого самостоятельно мыслить. Ведь диссертация почти никогда не является фундаментальным исследованием. Это всего лишь «заявление о намерениях» и демонстрация научного потенциала.

Рецензентами от университета выступали два профессора А. П. Соколов и ученый с мировым именем А. Г. Столетов. Тот самый хорошо знакомый школьникам 10 – 11 классов. Вспомните явление фотоэффекта. Казалось, что ученый нетривиально мыслящий, сам только что перешагнувший 50-летний рубеж сможет оценить оригинальность молодого коллеги. Но, нет. Рецензия была разгромной. Мне не удалось, к сожалению, найти копию этой рецензии, но по свидетельству современников она больше напоминала памфлет. В довершение всего, опять же по свидетельству тех же современников, рецензенты продемонстрировали неясность собственной позиции по спорным моментам. Иными словами, Столетов и Соколов сами не знали толком, чего собственно добиваются от диссертанта.


Stoletov_AG

В чем же причина столь неприязненного отношения? Столетов, может быть, не понимал новизны и научной ценности труда? Вряд ли. По словам писателя Валентина Пикуля, Столетов в одном из писем якобы писал о том, что диссертация была на голову выше обычно представляемых трудов. Мне трудно конечно судить о достоверности данного высказывания, поскольку Пикуля, как и нашего современника Александра Бушкова, периодически «заносило».. Самого же такого письма мне не попадалось. Но дураком и ретроградом в науке Столетов явно не был.

Причина крылась как ни странно в фамилии соискателя. Его звали князь Борис Борисович Голицын. Потомок древнейшего рода. Начальное и среднее образование получил не в гимназии, а сначала дома у наемных учителей, а затем с 14 лет в кадетском морском корпусе, а позднее в Морской академии, поскольку в поступлении вольнослушателем в университет ему было отказано. Оба заведения, несмотря на заболевание туберкулезом, заканчивает лучшим. И в кадетском корпусе, и в академии удостаивается занесения своей фамилии на памятную мраморную доску. Была тогда такая высшая степень поощрения будущих офицеров. Отказывается от блестящей карьеры - с его родом и связями это, право, само собой разумелось. И, чтобы не заниматься «мартышкиным трудом», - сдачей всех предметов гимназического курса при поступлении в отечественные университеты, ведь военно-морская академия это не классическая гимназия, уезжает учиться в Страсбургский университет. Там он, кстати, знакомится и становится другом будущего знаменитого физика-экспериментатора П.Н. Лебедевым, того самого, что измерил силу давления света.


Lebedev_PN

П.Н. ЛЕБЕДЕВ


Голицын успешно закончил университет. При сдаче докторского экзамена и представления диссертации на тему «О законе Дальтона» в Страсбурге он был удостоен высшей степени докторского диплома - summa cum laude.

По окончанию университета в 1890 году Голицын возвращается на родину. Древность и знатность рода не всегда означает богатство. Борис Борисович нищ, как церковная крыса. Должность приват-доцента Московского университета помогает разве что не умереть от голода. Вот долгожданная защита. Но…

Так за что же Столетов невзлюбил Голицына? Сословные предрассудки. Кастовость, если хотите. Дело в том, что места профессуры в России со времен Ломоносова занимали исключительно разночинцы: дети священников, купцов, в крайнем случае - незнатные дворяне. А Голицыны – ого-го! Род как бы знатнее царского! Чужак, одним словом. А чужакам не место в храме науки.

Дело, к сожалению, не ограничилось отрицательной рецензией и простым отклонением диссертации. Столетов и Соколов постарались устроить настоящую травлю ученого. В предисловии к «Избранным трудам Голицына», изданным в 1960 году отмечалось: «…Разгорелась дискуссия, в которой приняли участие и другие ученые. Голицын не был допущен к защите диссертации. Впоследствии в дискуссию включились некоторые физики из других университетов, выступавшие в печати с изложением своих взглядов на вопросы, поднятые в диссертации Голицына. В этой дискуссии Голицын уже не принимал участия. Дальнейшее развитие физики показало, что выдвинутая в диссертации Голицына новая точка зрения на природу температурного излучения была правильной. Столетов и Соколов не сумели оценить положительных сторон этой работы Голицына. Ввиду создавшейся обстановки Голицын пытался перенести свою научную и педагогическую деятельность в Новороссийский университет в Одессе. Однако А. Г. Столетов и А. П. Соколов создали ему при этом такие затруднения, что Голицыну пришлось отказаться от своего намерения».

К чести Голицына сам он не унизился до разборок с недобросовестными рецензентами. А ведь мог. Он просто забрал свою диссертацию и уехал в Страсбург. Научную работу он продолжал и уже осенью был приглашен на преподавательскую работу в Юрьевский (ныне г. Тарту) университет. Кстати, как только развернулась широкая дискуссия и определилось неоднозначное отношение научной общественности вышеуказанной диссертации и рецензии, в нее вмешался куратор Академии наук ее президент и родственник самого царя К.К. Романов . Трудно судить о том, сколько было от протекционизма сановного начальства, сколько было от общего негативного отношения к нечистоплотному ученому, но Столетова «прокатили» на выборах в академики. Выбрали вместо него … Голицына. Академик Бекетов, друг и протекционист Столетова, написал ему следующее: «Дело об избрании Вашем в члены Академии не было допущено по воле президента до окончания, и была назначена новая комиссия, то есть собственно прежняя, за исключением меня, так как я отказался в ней участвовать. Эта новая комиссия уже представила кандидата в адъюнкты - кн. Голицына... Я, конечно, имел несколько объяснений с самим президентом и наконец делал заявление открыто в заседании нашего отделения, но поддержки не оказалось. По видимому, из Москвы шла агитация против Вас - всю ответственность за ход этого дела принял на себя сам президент, разрешивший его своею властью. Уведомляя Вас о столь неприятном не только для Вас, но и для меня исходе дела, мне остается только просить Вас принять от меня уверение в моем глубоком к Вам уважении».

Не думаю, что избрание вместо имевшего несомненные научные заслуги ученого только начавшего свою научную деятельность автора всего нескольких работ было правильным. Но неизбрание академиком Столетова абсолютно правомерно. Дальнейшие жалобы Столетова в письмах друзьям лично у меня не вызывают ничего кроме брезгливости. Воистину: «…воздастся той же мерой».

И снова вернемся к диссертации. Причем здесь квантовая механика? И какое отношение она имеет диссертации Голицына? Самое непосредственное. По мнению современных ученых Борис Борисович Голицын был в полушаге от квантовой механики. Подчеркиваю еще раз диссертация это всего лишь «заявление о намерениях». Вероятность того, что развитие идей выдвинутых в ней привело бы к рождению квантовой теории куда больше 50%.

Неудачная попытка защиты не охладила пыл ученого. После недолгих поисков своей стези в науке Голицын стал отцом целого научного направления – сейсмологии. Даже самые современные сейсмографы построены по схеме, предложной еще Голицыным. Прожил Борис Борисович только 54 года. Но труды его актуальны и сегодня. Жаль только, что отцом квантовой механики он, увы, не стал.

Господи! Скольким же молодым, талантливым, даже гениальным ученым, и не только ученым, подрезали крылья.



Хлеб ученых пустота, домыслы и слухи.
Аристотель насчитал восемь лап у мухи.
Аристотеля века чтили, уважали.
Ему верили – у мух лапки не считали.

А строптивцев гнали прочь вон из факультета.
Сила страшная, друзья, блеск авторитета.



Автор: Виктор Колосов 22-11-2015 23:02:57