slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Интересуетесь ли вы историей?

Конечно, интересуюсь

Довольно редко

Мне это не интересно

Главная

hornaw

Страницы истории

hornaw

«МАЛЮТА СКУРАТОВ» ЦАРЯ ИОСИФА ГРОЗНОГО (часть 6)


«МАЛЮТА СКУРАТОВ» ЦАРЯ ИОСИФА ГРОЗНОГО (часть 6)



ubiystvo_kirova.jpg

1934=1937. УБИЙСТВО КИРОВА

Мы подходим к самому трагическому и переломному моменту в биографии нашего героя. 1937 год. Год, который стал символом. Говорить об этом времени особенно нелегко. Вольно или невольно впадаешь в крайности. Скажу больше: во время написания моей статьи меня постоянно уводило в сторону, словно пловца пытающегося переплыть широкую реку с бурным течением.

Статья моя застопорилась более чем на два месяца. В конце-концов, я решил посвятить проблеме массовых репрессий отдельную статью, которую так и думаю назвать: «Предпосылки к 1937 году». Поэтому я пока не буду много рассказывать об этом, а остановлюсь только на ключевых моментах.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что 1937 год начался в … 1934. Именно убийство Кирова 1 декабря 1934 начало виток новых политических репрессий затронувших не только старую «ленинскую гвардию» но и широкие слои всего населения.

Убийство Кирова, судя по всему, не было чисто политическим убийством. Но это убийство, по-видимому, навсегда останется такой же загадкой, как и чисто политическое убийство Джона Кеннеди.

Я считаю несостоятельным обвинение самого Сталина в организации этого убийства. Отношения у Сергея Мироновича и Иосифа Висарионовича были дружескими. Да, мало о ком из окружения Сталина можно такое сказать. Но Киров и Сергеев (Артем) были исключением из общего правила. В начале 30-х к кругу друзей Сталина можно было бы добавить и Серго Орджоникидзе, но позднее дорожки их разошлись. Кончилось для Серго это трагически – несогласный с кадровой политикой Сталина Орджоникидзе застрелился. Судьба всех немногочисленных друзей Иосифа Грозного трагична. Сергеев погиб еще 1921 году при испытании нового транспортного средства – аэровагона. Есть свидетельства о том, что гибель Артема была подстроена окружением Троцкого.

Кстати, есть свидетельства и о том, что и смерть Михаила Фрунзе, лучшего стратега Гражданской войны тоже исходила от Льва Давыдовича. Фрунзе склонялся на сторону Сталина и чтобы лишить Сталина авторитетной поддержки, воспользовались болезнью наркома. Фрунзе убедили в необходимости операции язвы, после которой он умер от заражения крови.

Впрочем, противники Сталина приписывали смерть Фрунзе самому Сталину. Эта версия более чем сомнительна, так как:
Во-первых, Фрунзе был непримиримым врагом Троцкого, и если бы он оставался на своем посту, то политическая карьера Троцкого завершилась бы не ударом ледоруба в 1940, а гораздо раньше.
Во-вторых, смерть Фрунзе Сталину была крайне невыгодна. Но выгодна Троцкому. Благодаря смерти Фрунзе Троцкому удалось сохранить рычаги своего влияния в Красной армии. Фрунзе просто не успел вычистить из РККА видных сторонников Троцкого. Это еще аукнется нашей стране. Но речь об этом будет далее.

Вообще-то середина-конец 20-х полна таких загадочных смертей. И, главным образом, смертей противников Троцкого. Смерть Дзержинского во время острой дискуссии о троцкистской рабочей оппозиции и вроде бы бытовое убийство Котовского – это еще только два самых ярких примера.

Вернемся к версиям об убийстве Сергея Мироновича Кирова.
Версия о том, что убийца Кирова Николаев – убийца-одиночка тоже страдает неполнотой. Да, у Николаева были личные мотивы для убийства Кирова и вовсе не ревность, как любят об этом писать некоторые исследователи, а увольнение, а вернее попытка его перевода с хлебного местечка инструктора Института истории партии в Управление одной из железных дорог. Николаев за 15 лет сменил 11 мест работы и нигде надолго не задерживался из-за склочного характера. Тип этот отличался крайне высоким о себе мнением. Но, увы, требуя для себя высоких должностей, работать он не умел и не желал. Его даже исключали из партии, но сутяга и склочник Николаев смог выкрутиться и отделался только строгим выговором. В те роковые для страны дни осени 1934-го он ждал нового назначения, отвергая одно за другим предложения партийных органов о трудоустройстве. Он злился и мечтал о мести. Мести в общем все равно кому. Но Киров казался Николаеву наиболее подходящей фигурой. Он мечтал не просто отомстить, а войти в историю. В своем дневнике Николаев сравнивал себя с Желябовым.

Так в чем же неполнота версии убийцы одиночки?

Во-первых, первый раз Николаева задерживают возле дома Кирова ночью 15 октября 1934. В портфеле у него обнаруживают незарегистрированный(!) пистолет, из которого спустя полтора месяца будет совершено убийство. Вообще-то члены партии и руководители предприятий имели право на ношение оружия. Но бюрократию никто не отменял. И регистрация этого оружия была обязательной. Задерживают и… отпускают. Более того, как позднее выяснится, прогулка Николаева была не случайной. Он готовился к теракту в этот день и даже оставил пояснительную записку. Возникает вопрос: почему у него даже не изъяли оружие? Правда, некоторые исследователи утверждают, что оружие зарегистрировано как раз было и даже приводят регистрационные номера. Тогда возникает вопрос: куда смотрела охрана первого лица Ленинграда и почему подозрительный тип, шатающийся ночью возле дома Кирова, не взят под наблюдение?

Во-вторых, была еще одна попытка устранения Николаевым Кирова - 14 ноября, в день, когда Киров возвращался из Москвы с заседания Политбюро. Попытку покушения случайно сорвала охрана Кирова, оттеснившая часть пассажиров с перрона. Тут возникает вопрос: каким образом Николаев узнал о времени прибытия поезда с Кировым и номер вагона? Не думаю, что точный график передвижения первых лиц государства, а Киров относился к таким лицам, вывешивался на всеобщее обозрение.

В-третьих, настораживает легкость, с которой Николаеву удался теракт 1 декабря. Да, для проникновения в Смольный особых усилий не требовалось – достаточно было предъявить партбилет. Но во всех подобных учреждениях есть зоны, находится в которых посторонним запрещено. Но Николаев с легкостью опадает в эту зону. Почему его не останавливают? Почему задерживается охрана Кирова? Как убийце удается оказаться за спиной жертвы и выстрелить ей в затылок?

В-четвертых: для чего убийца хранил телефон немецкого консула, найденный в его (убийцы) записной книжке? Почему, по какому мистическому совпадению, этот консул вдруг неожиданно для всех уезжает из Ленинграда в Германию именно в день убийства Кирова? Вот так неожиданно возникает иностранный след, на который большинство исследователей внимания не обращают, считая убийство Кирова «a priori» чисто внутренним делом.

Настораживает поспешность, с которой убираются все свидетели. 1 декабря убит Киров, а уже 29декабря этого же года Николаев и 17 случайных в большинстве своем людей, приписанных ему в соучастники, приговорены к высшей мере и через 40(!) минут расстреляны.

Антисталинисты обвиняют в этой поспешности самого Сталина. Но позвольте не согласится. Вот один из фактов который у меня вызывает сомнение. На следующий день после убийства Кирова 2 декабря 1934 года в Ленинград приезжает Сталин и требует доставить ему для беседы Борисова, охранника Кирова, проворонившего убийцу. 53-х летний Борисов, человек лично преданный Кирову и которого, по-видимому, хорошо знал и сам Сталин мог бы пролить свет на произошедшее. Время езды от места изоляции Борисова до места, где остановился Сталин не больше часа. Но тут начинаются странности. Автомобиль, в котором Борисова везут на беседу к Сталину, попадает в аварию в которой никто, кроме самого Борисова не пострадал, даже машина имеет незначительные повреждения. А вот Борисов – мертв. Он якобы вылетел из машины при резком повороте и ударился головой о фонарный столб. В общем - темная история. И местные, и московские следователи делают все, чтобы запутать дело.

И без того не страдающий излишней доверчивостью Сталин убеждается, что верить никому нельзя. И, правды он все равно не добьется. Поняв это, Сталин переводит стрелки на своих политических оппонентов Зиновьева и Каменева. Раз эти господа-товарищи не желают конструктивно работать, то от них надо избавляться. Избавляться физически. Кроме того, ему становится ясно, что надо проводить чистку самого НКВД. Но сразу эту проблему решить невозможно. Так начинается одна из самых страшных страниц русской истории – большой террор 30-х. Я не настаиваю на своей версии, это лишь мое видение этой страницы истории, которое не решает вопросов: кто?, как?, за что?, почему?.

Вопросы, вопросы на которые нет ответа…

Несомненно одно: Сталин воспользовался убийством своего сподвижника для того, чтобы убрать от кормила власти самые неудобные для себя фигуры.


Продолжение следует…



перейти к части 1

перейти к части 2

перейти к части 3

перейти к части 4

перейти к части 5


Автор: NikSpika 10-01-2017 18:49:03