slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Выберите личность, которая станет героем нашего повествования

Кутепов

Врангель

Слащев

Мамонтов

Унгерн

Главная

hornaw

Творческая страница

hornaw

О женской эмансипации


О женской эмансипации


Кармен, мадам Бовари, Анна Каренина и иже с ними.
(Нешкольные сочинения - часть 4)



emansipacia.jpg

Дядя Виталий, младший брат отчима, был умным, начитанным человеком (юрфак МГУ, оконченный им с красным дипломом, говорит сам за себя), но большим занудой и даже снобом. Впрочем, не исключаю, того, что сперва его снобизм был, чисто защитной реакцией, чего еще ждать от парня из сельской глубинки, попавшего в столицу, в самый престижный университет. И лишь потом стал второй натурой.

Так вот. Однажды этот дядя Витя, как называли его в семье, убил меня наповал хлесткой характеристикой Кармен: «воровка и шлюха». Мне тогда было чуть больше 15, я запоем читал классику, а у дяди Вити был шикарный 200-томник всемирной литературы. Я только что проглотил Мериме. И как на грех я пожаловался дяде, что в сравнении с другими произведениями Мериме, «Кармен», так себе, «середнячек». Я, судя по опере, ждал куда большего. Моя тирада и вызвала выше приведенную реплику.

Тогда я его не понял. Как? Образец женственности – «воровка и шлюха»? Наглая ложь! И лишь потом, несколько раз перечитав повесть, был вынужден согласится с этим мнением да именно воровка и именно шлюха!

Это была первая ломка внушаемого критикой идеала. Изменилось, со временем, и мое представление и о другом женском образе.

В школьные годы у меня под влиянием школьных учебников и замечательного советского фильма сложились стереотипы Анны Карениной – невинной жертвы обстоятельств и ее тирана – мужа. Книгу я прочел уже гораздо позже, в армии и, право же, не отношу ее к самым любимым книгам. Но тирана мужа в книге я не нашел. Я увидел крупного государственного деятеля, а не чиновника (в отрицательном смысле слова), каким его обычно представляют. Трудоголика, который, не уделяет достаточного внимания своей семье. Именно это невнимание и вызывает семейный конфликт. И все же Каренин у меня вызывает сочувствие, как человек глубоко несчастный. Он ведь однажды простил Анну. Что ж ему постоянно быть посмешищем?

Что же касается самой Анны, то изменения в трактовке ее образа за годы, прошедшие со времени написания романа очень точно обозначил современный писатель – фантаст Шхиян (обычный графоман, по-моему). Его герой, авантюрист, свободно шастающий по всем прошедшим векам, желая подчеркнуть изменения в психологии за прошедший век, спрашивает героиню – современницу Льва Толстого:

- Считаете ли вы, Анну Каренину порядочной женщиной?
- Что вы, нет!
- Ну вот, а у нас она образец порядочности.

Конечно, книги вырвавшись из рук писателя, начинают жить самостоятельной жизнью. Но вспомните о личности самого писателя. Лев Толстой - консерватор, сторонник «Домостроя», пусть приведенного к реалиям конца 19 века. По моему мнению, книга задумывалась, как книга - полемика с набирающим силу движением за эмансипацию женщин, особенно с суфражистским движением. В романе, на мой взгляд, достаточно убедительно показано, к чему приводит эмансипация на русской почве.

Яркий образчик такой же «эмансипэ», но уже на западный манер показал француз, современник Толстого, Густав Флобер в романе «Мадам Бовари». Правда, Эмма Бовари, в отличие от Анны Карениной, по-моему, просто дура.

Не стоит забывать, что в 19 веке женщины были лишены большинства гражданских прав. В странах с конституционным строем, они не имели избирательных прав. Во всех без исключения станах были ограничены их права на собственность. В России, например, вдовая женщина-крестьянка имела право только на вдвое меньший земельный пай, в сравнении с мужчиной, а замужняя и незамужняя не имела вовсе или в, лучшем случае, это право зависело от доброй воли сельского схода. Героиня пьесы Ибсена, Нора вынуждена для спасения семьи от разорения, идти на уголовное преступление, только потому, что не имеет имущественных прав равных с мужчинами.

Но справедливое, в целом движение за эмансипацию зачастую принимало крайне уродливые формы. Некоторые выходки суфражисток могут поспорить с вандализмом погромщиков из арабских кварталов во Франции или толпой дикарей уничтожающих памятники на Украине и в Пальмире.

Ни Анна, ни Эмма подобных крайностей себе конечно не позволяют. И борются они скорее за домашнюю свободу. Может быть, даже просто от скуки. Думаю, их привела бы в ужас, самая невинная на наш взгляд, современная женская передача по TV. А уж показ мод от «кутюр» или реклама средств женской гигиены убили бы наповал. Я при всем своем воображении не могу представить себе Анну Каренину ведущей современной телепрограммы, а-ля Ксюша Собчак или Анфиса Чехова. Даже Кармен, при всем своем свободолюбии и свободе нравов едва ли на это согласилась бы.

Милые женщины 19 века, такой ли свободы хотели вы?

смотрите также: Нешкольные сочинения (часть 3)


Автор: NikSpika 13-11-2015 10:20:27