slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Выберите личность, которая станет героем нашего повествования

Киров

Куйбышев

Тер-Петросян (Камо)

Фрунзе

Троцкий

Главная

hornaw

Страницы истории

hornaw

«МАЛЮТА СКУРАТОВ» ЦАРЯ ИОСИФА ГРОЗНОГО (часть 5)


«МАЛЮТА СКУРАТОВ» ЦАРЯ ИОСИФА ГРОЗНОГО (часть 5)



beria_5.jpg

СЕМЬЯНИН

Историю знакомства Берии со своей будущей женой рассказывают по-разному. Авторы книг, демонизирующие этого человека, расписывают жуткую историю с похищением и изнасилованием невинной 16-ти летней красавицы Нино Гегечкори, племянницы уже выше упомянутого Ноя Жордания. Вот вам наглядный пример Гражданской войны в пределах одной семьи. Жордания – меньшевик, министр иностранных дел буржуазной республики. Его племянник Александр Гегечкори – большевик. А муж племянницы и вовсе главный чекист большевицкой Грузии.

Совсем иначе рассказывает эту историю сын Лаврентия Павловича и Нины Теймуразовны. Они познакомились в Кутаисской тюрьме (помните ту историю с арестом Берия в 1921 году?), куда юная Нино носила передачи своему брату-опекуну Саше Гегечкори. Видимо интерес Лаврентия и Нины был взаимным. Во всяком случае, вот что пишет его сын Серго Берия-Гегечкори:

«Мама носила в тюрьму передачи дяде, так они с отцом и познакомились, - рассказывает Серго. - Когда в Грузии установилась советская власть, отец специально снова приехал в Тбилиси, чтобы у Саши попросить руку племянницы. Саша отказал: девочка, мол, несовершеннолетняя. А мама решила, что можно выйти замуж и без благословения старших, поэтому похищение отцом своей возлюбленной — это лишь красивая легенда…»

А это свидетельство самой Нины Теймуразовны:

«Как-то по дороге в школу мне встретился Лаврентий. Спросил, не хочу ли я с ним встретиться и поговорить. Я согласилась. Сели на скамью. На Лаврентии было черное пальто и студенческая фуражка. Он сказал мне, что уже много времени я ему очень сильно нравлюсь… Да, так и сказал, что полюбил меня и хочет взять в жены… Как он объяснил, советская власть хочет направить его в Бельгию для изучения вопросов переработки нефти. Но с одним условием: у него должна быть жена. Пообещал, что поможет мне в моей учебе. Я подумала и согласилась — чем жить в чужой семье, лучше создать собственную. Я, правда, никому не сказала, что выхожу замуж. Наверное, поэтому и родились сплетни, что Лаврентий меня будто бы украл. Нет, по собственному желанию вышла…»

Как бы там не было, но семья у Лаврентия и Нины получилась на удивление дружной. Нина Теймуразовна и его дети не отступились от Лаврентия до самой своей смерти. Правда, в пятидесятых в семье начались неурядицы. Причиной стал сам Берия. Как говорится в русской пословице: «седина в бороду – бес в ребро». Были ли у него любовницы? Были. Он был горячим кавказским мужчиной.

Вот что говорит сын Лаврентия Берии Серго: «Скажу совершенно откровенно: монахом отец не был. Это был нормальный человек, которого не обошли в жизни ни большая любовь, ни вполне понятные, думаю, едва ли не каждому мужчине увлечения. Нечто подобное произошло с отцом в Грузии, когда он увлекся одной красивой женщиной. Здесь дело кончилось семейным скандалом. Мама собиралась уйти, но отец, естественно, попросил прощения, и все обошлось… ». Далее Серго Берия в своей книге «Мой отец Лаврентий Берия» пишет, что незадолго до своей смерти отец признался ему, что у него есть незаконнорожденная дочь, сестра Берии-младшего. Это подтверждает и невестка Берии, внучка Максима Горького Марфа Максимовна Пешкова. Она вспоминает, что в начале 50-х годов семье стало известно о наличии у Лаврентия Павловича любовницы – Валентине (Ляле) Дроздовой (Гальпериной), роман с которой он почти не скрывал. Стало известно, что у нее от Берия родилась дочь. Ее назвали в честь матери Берия Мартой. Поговаривали, что они хотели пожениться. Нина Теймуразовна переживала все это молча, но однажды попросила у нее, Марфы, денег и сказала, что хочет построить себе домик в Сухуми на горе с видом на море и уехать туда. Намерения у нее были вполне серьезные, и Марфа Максимовна дала ей в долг 70 000 рублей, доставшихся ей от дедушкиных гонораров. Дом был построен к 1953 году, но уехать туда Нина Теймуразовна уже не смогла: начался другой этап ее жизни - тюрьма, ссылка.

Любопытно заметить, что к тому времени, когда эта история стала известна жене Берия Нине, его незаконнорожденной дочери было уже больше 10-ти лет. Она родилась в 1940 году. Во время «перестройки» журналисты желтой прессы, в поисках клубнички и жаренных фактов, атаковали любовницу и дочь Берии. Но их ждало разочарование. Обе женщины говорили о Лаврентии Павловиче только хорошее. И, кстати, Марта Дроздова (Гальперина) была замужем за сыном первого секретаря Московского горкома КПСС Гришина. Гришин, отчаявшись отговорить сына от брака с дочерью Берии, обратился за помощью к Брежневу. Но тот ему ответил: «Хорошо, а какое это имеет отношение к твоему сыну?» и добавил: «Ну и что ты так волнуешься? Если они любят друг друга, то пускай женятся. Во-первых, на ней не написано, кто ее отец. А во-вторых, мы еще сами толком не разобрались, что за человек был Берия. Хрущев с ним сильно перемудрил».

С совсем нелегкой руки Хрущева и всевозможных перестройщиков до сих пор циркулируют байки о черном воронке Берии, разъезжающим по ночным улицам и хватающим запоздалых школьниц для сексуальных утех страшного наркома. Этот бред кочует из книги в книгу, из статьи в статью, из сайта в сайт. Этого не было! Не было у Лаврентия Павловича времени развлекаться подобным образом. Но, вот что интересно, даже в обвинительном заключении Лаврентию Берии приписывается только один эпизод сексуального насилия. Причем, женщина, подавшая заявление об изнасиловании была впоследствии признана психически ненормальной. Кроме того, есть все основания считать, что она и Берия никогда не встречались! То есть слова «потерпевшей» ничем не подтверждены.

Каковы же были отношения в семье Берия в 20-х – 40-х. вплоть до злосчастного последнего романа Лаврентия Павловича. Как я уже говорил - дружеские. Вот взгляд со стороны. По словам невестки, жены сына Берии Марфы Максимовны Пешковой ничего плохого о своем свекре как о человеке она не знает. Жила она вместе с Серго в одном особняке с Лаврентием Павловичем с 1947 года, когда вышла замуж. В доме у них был отдельный вход, поэтому в обычные дни она свекра почти не видела, он все время был на работе или в командировках. Встречались с ним только на даче, куда он приезжал в субботу вечером. Всегда был чисто выбрит, красиво одет. Спальня его и его жены была на втором этаже. Там же стояла небольшая штанга: Лаврентий Павлович по утрам иногда упражнялся. Обожал своих внучек Нину - она родилась в 1947 году и Надю - она родилась в 1950-м. Играл и гулял с ними по лесу, дарил подарки. Всей семьей по воскресеньям на даче до обеда часами «резались» в волейбол.

А вот воспоминания Серго Лаврентьевича Берия-Гегечкори: «…Рисовал карандашом, акварелью, маслом. Очень любил и понимал музыку… Мама часто покупала пластинки Апрелевского завода с записями классической музыки и вместе с отцом с удовольствием их слушала. А вот поэзию, насколько помню, отец не читал. Он любил историческую литературу, постоянно интересовался работами экономистов. Это ему было ближе. Не курил. Коньяк, водку ненавидел. Когда садились за стол, бутылка вина, правда, стояла. Отец пил только хорошее грузинское вино и только в умеренных, как принято говорить, дозах. Пьяным я его никогда не видел. А эти россказни о беспробудном пьянстве… Костюмы из Лондона, Рима и еще откуда – это и вовсе смешно. Обратите внимание: на всех снимках отец запечатлен в на редкость мешковатых костюмах. Шил их портной по фамилии Фурман. О других мне слышать не приходилось. По-моему, отец просто не обращал внимания на такие вещи. Характер жизни был совершенно иной, нежели сегодня. Назовите это ханжеством, как хотите, но жить в роскоши у руководителей государства тогда не было принято. В нашей семье, по крайней мере, стремления к роскоши не было никогда. … Мать, как и другие жены членов Политбюро, в магазин могла не ходить. Существовала специальная служба. Например, комендант получал заказ, брал деньги и привозил все, что было необходимо той или иной семье. А излишества просто не позволялись, даже появись у кого-то из сталинского окружения такое желание. Лишь один пример: вторых брюк у меня не было. Первую шубу в своей жизни мама получила в подарок от меня, когда я получил Государственную премию. И дело не в том, разумеется, что отец с матерью были бедные люди. Конечно же, нет. Просто в те годы, повторяю, не принято было жить в роскоши. Сталин ведь сам был аскет. Никаких излишеств! Естественно, это сказывалось и на его окружении.»

Вот как, по воспоминаниям Серго его воспитывал отец: «…я с детства интересовался техникой, и отец это всячески поощрял. Ему очень хотелось, чтобы я поступил в технический вуз и стал инженером. Довольно характерный пример. Понятное дело, ему ничего не стоило даже тогда разрешить мне кататься на машине. Как бы не так… Хочешь кататься – иди в гараж, там есть старенькие машины. Соберешь – тогда гоняй. Старенький «фордик» я, конечно, с помощью опытных механиков собрал, но дело не в этом. Отец с детства приучал меня к работе, за что я ему благодарен и по сей день. Принесет стопку иностранных журналов и просит сделать перевод каких-то статей или обзор тех или иных материалов. Теперь-то я понимаю: если бы дело было серьезным, неужели не поручил бы такую работу профессиональным переводчикам? Просто заставлял таким «хитрым» образом трудиться. И отец, и мать моему воспитанию уделяли много внимания, хотя свободного времени у обоих было, понятно, маловато. Заставляли серьезно заниматься языками, музыкой, собственным примером приобщали к спорту. Еще в школе я выучил немецкий, английский, позднее – французский, датский, голландский. Немного читаю по-японски. Стоит ли говорить, как это пригодилось мне в жизни…»

Берия уважительно относился к своей матери Марте. Она была глубоко верующим человеком, но поскольку для коммуниста, главного чекиста республики это считалось тогда предосудительным, то мать Лаврентия никогда не афишировала этого. У нее в шкафу была старинная икона, доставая которую она молилась вечерами. Маленький Серго став октябренком, вступил в школьный кружок безбожников, и вот что произошло дальше:

«Первой моей акцией как члена этого кружка, – рассказывал он, – стало то, что я испортил старинную икону, которую бабушка хранила в шкафу. Отец, вернувшись с работы домой, заметил, что она расстроена, и спросил, в чем дело. Бабушка промолчала, а я с чувством удовлетворения и гордости рассказал, как разделался с предметом ее религиозного преклонения. Отец велел принести остатки иконы, потом попросил маму позировать. Рисовал он часа два. Вставив свою работу в рамку, он отдал ее бабушке со словами: “Что на него обижаться? Он воспитан нашим временем”. Мне же сказал: “Ты поступил неправильно. Надо уважать чужие убеждения”. Позже я все приставал к бабушке: “Как ты молишься на эту икону? Ведь ты знаешь, что на ней не Богородица нарисована, а моя мама?!” Бабушка отвечала: “Когда вырастешь, поймешь, что этот рисунок для меня священен”…».


Продолжение следует…



перейти к части 1

перейти к части 2

перейти к части 3

перейти к части 4


Автор: NikSpika 22-12-2016 22:37:53