slogan

Вход на сайт

Зарегистрироваться

Забыли пароль?


Опрос "СКЕПТИКА"

Интересуетесь ли вы историей?

Конечно, интересуюсь

Довольно редко

Мне это не интересно

Главная

hornaw

Страницы истории

hornaw

Оболганный герой двенадцатого года (часть1)


Оболганный герой двенадцатого года (часть1)


Готовя материалы к очередной, 203-й годовщине Бородинской битвы, я просматривал портретную галерею героев войны 1812 года на сайте www.1812.ru. Скажу прямо - я хотел найти не слишком растиражированное имя вроде Дениса Давыдова, Раевского или Багратиона, а, напротив известное, но не столь громкое. Мой первоначальный выбор пал на генерала Тучкова. Я слышал историю о его вдове, построившей монастырь на Бородинском поле и ставшей там монахиней. Благодаря этой замечательной женщине вся Россия, и Украина тоже, уже почти два века ест с удовольствием бородинский хлеб. Не думаю, что рецепт остался неизменным с тех времен, но этот хлеб ежегодно выпускается миллионами буханок.

И тут я наткнулся на другое смутно знакомое имя - Турчанинов. Два брата. Биографии вроде бы обычные. Но биография младшего неожиданно зацепила концовкой:

«09.08.1830 – по суду разжалован в рядовые до выслуги с лишением орденов за совершенное малодушие и пренебрежение обязанностями во время возмущения, произошедшего в Севастополе во время заразы.»


turchaninov.gif

Турчанинов Андрей Петрович

Как же так - герой Аустерлица и Отечественной войны 1812-1814 годов и вдруг «малодушие»? Я вспомнил, что когда-то давно в юности у Сергеева-Ценского в «Севастопольской страде» встречал упоминание о чумном бунте в Севастополе. Правда имя Турчанинова как-то не запомнилось и сам бунт, как мне казалось, был чуть ли ни накануне Крымской войны. Проверяю в Википедии, БСЭ и у Ценского. Нет, все правильно. Май 1830-го Севастопольский чумной бунт. Проверяю дальше. Комендантом Севастополя назначен 3 сентября 1829. За 8 месяцев до выше упомянутого бунта… Ну время для овладения ситуацией пожалуй было. А что этому помешало? И снова Википедия:

«В 1828 году на юге России началась эпидемия чумы. Учитывая, что Россия в это время вела войну с Турцией, а также стратегическую важность Севастополя, в городе был введён карантин. В городе чумы не было, поэтому карантин был скорее профилактической мерой.

В мае 1828 года вокруг города было установлено карантинное оцепление. Всё движение из города и в город происходило через специально устроенные заставы. Летом 1829 года карантин был ужесточён, каждый проезжающий должен был содержаться 2-3 недели в карантинной зоне, все подозрительные больные в городе подлежали изоляции. ….

Продовольственное снабжение оказалось монополизированным карантинными чиновниками, что способствовало большому количеству злоупотреблений. В городе быстро возник дефицит продовольствия. Продовольствие поставляемое гарнизону, жителям, больным в изоляторах было недостаточным и плохого качества, что способствовало развитию болезней и росту смертности. ….

Ситуация в Севастополе обострилась настолько, что из Петербурга была прислана комиссия во главе с Римским-Корсаковым для расследования ситуации. Расследование обнаружило массовые злоупотребления, однако из Петербурга поступило распоряжение прекратить всякие расследования деятельности интендантов. В ноябре 1829 года комиссия завершила работу…»

Прервем цитату и обратимся к некогда популярному писателю 70-х годов 19 века Д. Мордовцеву. Прочтите одну из глав его романа «Русские женщины нового времени». Несмотря на склонность автора к мелодраматизации событий, сделаем все же скидку на стилистику времени и жанр самого романа, факты шокируют. Нет, пусть автор не Толстой и не Достоевский, но то, о чем он пишет - страшно. Беднейшие из жителей закрытые в карантинном концлагере, произвол карантинных чиновников наживающих капиталы на поставке гнилых продуктов и медицинское начальство, тоже хорошо греющее руки на карманной чуме. Мордовцев цитирует некий официальный документ:

«Жители Корабельной слободки в сие бедственное время, которое, по причине необыкновенно в то время холодной зимы… столько претерпели, что не имеют слов достаточно изъяснить тогдашнее их бедственное положение. Будучи лишены всякого с городом и ближними селами сообщения, не имея что есть и пить, равно и отопять (так у Мордовцева, очевидно – отапливать – прим. автора) свои жилища, они ежедневно видели несчастные свои семейства и малолетних детей своих изнуряемых голодом и холодом, и, при малейшей кому либо из них приключившейся болезни, по освидетельствованию медицинских чинов, были забираемы в карантин,… где и были содержимы по пятидесяти и более дней, и многие из них там умирали, возвратившиеся из оного находили свои дома совершенно опустошенными….» Далее Мордовцев говорит о мизерном пособии, которого семье не хватало даже на неделю. Многим подобного пособия не выдавалось вовсе. Мордовцев, ссылаясь на материалы той эпохи, рассказывает об отсутствии возможности заработка людям, попавшим за карантинное оцепление, об отсутствии возможности крестьянам свободного подвоза продовольствия и дров для отопления. Говорит о гибнущем от бескормицы скоте. Человек, попытавшийся возмутиться подобными безобразиями, быстро попадал в карантин препровождаемый «санитарами» - мортусами (видимо от французского morte – смерть). А знаете, кто выполнял роль мортусов? Каторжники, осужденные за уголовные преступления! Этот беспредел длился более двух лет. Но самое удивительное, что ни одного стопроцентно подтвержденного случая заболевания чумой или холерой, которую в начале 19-го века в России иногда тоже называли чумой в Севастополе зафиксировано не было!

Вернемся к нашему герою. Итак, его назначение на должность коменданта по времени практически совпадает со временем работы комиссии Римского-Корсакова. Кто был предшественником Турчанинова на этом посту я не знаю. Но полагаю, что он был рад сбагрить столь неудобный в то время пост. Судите сами: зреет бунт, гарнизон ненадежен, фактическая власть в городе в руках чиновничьей и медицинской мафии, губернатор всячески потакает ворам, а возможно и сам вор, надежда на комиссию не оправдалась, слишком уж высоко сидят покровители ворья. Много ли вы сможете сделать в таких условиях? В довершение всех бед высочайший окрик из Петербурга был принят местными чинушами как карт-блаш. Вместо того, чтобы попытаться постепенно сгладить ситуацию, карантинные меры были ужесточены. А знаете, какие меры профилактики практиковали медицинские «светила» Севастополя? Как вам понравится поголовное принудительное купание всех жителей Корабельной слободки в ноябрьском море? Крым не центральная Россия, конечно, но и не Гаваи!

Ситуация не могла не взорваться бунтом. И она взорвалась!

продолжение статьи тут...


Автор: Виктор Колосов 07-09-2015 21:49:06